Валерий Кошляков

  • Валерий Кошляков сформировался в радикальной среде московского современного искусства начала 1990-х годов и столь же радикально отличался от своих друзей-художников,...

    Товарищество художников «Искусство или смерть»: Гузель Немирова, Сева Лисовский, Авдей Тер-Оганян, Валерий Кошляков. На стене фото Юрия Шабельникова. Москва, СССР, 1989. Источник: os.colta.ru

    Валерий Кошляков сформировался в радикальной среде московского современного искусства начала 1990-х годов и столь же радикально отличался от своих друзей-художников, с которыми делил мастерские и сквоты. В понимании выпускника Ростовского художественного училища имени М.Б. Грекова истинное искусство — это классика. Она — прекрасная и вечная. Поэтому, оказавшись в Москве на рубеже 1980–1990-х и обнаружив, что на местной и западной повестке современного искусства «в моде» концептуализм и постмодернизм, а классики «выброшены на помойку», Кошляков отваживается руинизировать современность и представить ее в виде архитектурных памятников прошлого. Очарованный величием архитектуры и скульптуры античности, Возрождения, готики, советского наследия, Кошляков ищет ответ на вопрос, что останется на обломках истории, которые раскопают наши потомки, и результаты этого поиска, продолжающегося по сей день, запечатлевает на своих грандиозных полотнах.

  • Недаром многие работы Валерия Кошлякова, и диптих «Гостиница Москва» не исключение, напоминают, скорее, сон или мираж, смешанный с теплой ностальгией...

    Аполлинарий Васнецов. Улица в Китай-городе. Начало XVII века, 1900. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия

    Недаром многие работы Валерия Кошлякова, и диптих «Гостиница Москва» не исключение, напоминают, скорее, сон или мираж, смешанный с теплой ностальгией по величественной красоте ушедшей эпохи, нежели документально выверенный архитектурный пейзаж, какие в свое время писал краевед и археолог Аполлинарий Васнецов. Историческая судьба здания гостиницы «Москва» удивительно рифмуется с художественными поисками Валерия Кошлякова. Впервые образ этого памятника архитектуры на Охотном ряду возникает в творчестве автора в работе маслом 1993 года. Тогда еще не шло речи о его сносе, который осуществят одиннадцать лет спустя.

  • В 2013 году, когда завершилась реконструкция здания, Кошляков решает повторить этот мотив и пишет диптих «Гостиница Москва». Пережившая свое второе...

    Гостиница «Москва». Москва, СССР, 1934. Фото Бориса Кудоярова. Мультимедиа Арт Музей, Москва, Россия

    В 2013 году, когда завершилась реконструкция здания, Кошляков решает повторить этот мотив и пишет диптих «Гостиница Москва». Пережившая свое второе рождение, постройка возникает на работе будто бы из небытия. В ее изображении Кошлякову удается соединить оригинальный облик гостиницы 1930-х годов с воссозданной в XXI веке копией и, тем самым, воплотить двоящийся облик истории, который очень точно характеризует нашу современность. Зыбкость этого образа проявляется и в дымчатой окружающей атмосфере картины, и в размытости красочного слоя с характерными потеками. 

  • Такого эффекта автор добивается благодаря трудоемкой технике, предполагающей последовательное нанесение и смывание слоев казеиново-масляной темперы. С исторической перспективы, двоякость образа гостиничного комплекса проявилась еще на этапе его проектирования. Известно, что проект здания разрабатывался молодыми архитекторами Освальдом Стапраном и Леонидом Савельевым и задумывался в духе конструктивизма, что не получило одобрения у власти. Тогда к проекту подключили Алексея Щусева, который на тот момент возглавлял Московское архитектурное общество, и экстерьер доработали в стиле сталинского ампира. Поэтому оригинальное сооружение сохраняло признаки обеих эстетик.

  • Попытке уловить неуловимое — дух времени, дух истории — посвящено как произведение «Гостиница Москва», так и все творчество Валерия Кошлякова....

    Валерий Кошляков в мастерской. Париж, Франция, 2014 Фото Влада Красильникова

    Попытке уловить неуловимое — дух времени, дух истории — посвящено как произведение «Гостиница Москва», так и все творчество Валерия Кошлякова. Неслучайно картина принимала участие в персональной выставке художника «Элизии». Элизиями в лингвистике называют отпадение звука в слове или фразе с целью облегчения произношения для говорящего. Кошляков же старается разглядеть архитектурные утраты, чтобы манифестировать их ценность для вечности, всемирной истории культуры и, главное, — самого человека. «Я не ищу социальной, политической или архитектурной утопии. Я ищу ясные символы. Использую цитаты из архитектуры, пусть даже тоталитарной или сталинской, как символы и примеры попытки построить небесный храм на земле. Если понимать утопию не как социальный проект, тогда согласен, тогда я работаю над индивидуальной личной утопией в качестве места пребывания духа. И это и есть некий ритуал», — объясняет Валерий Кошляков.

  • Выставки

    «Валерий Кошляков. Элизии». Музей русского импрессионизма. Москва, Россия, 2016  

     

    Публикации

    Lost in Translation. M.: Московский музей современного искусства, 2013