Константин Звездочетов

  • Над серией «Пердо» Константин Звездочётов начинает работу в 1986 году — сразу после возвращения с Камчатки, где он служил полтора...

    Константин Звездочётов после возвращения из армии. Москва, СССР, 1986. Фото Георгия Кизевальтера. Предоставлено архивом Музея современного искусства «Гараж»

    Над серией «Пердо» Константин Звездочётов начинает работу в 1986 году — сразу после возвращения с Камчатки, где он служил полтора года. Опыт армейской жизни, которая не обошлась без выходок Звездочётова в сторону КГБ, пытавшегося заполучить компромат на художника, подтолкнул автора собрать вокруг себя в Москве группу молодых авторов, которая бы пародировала военно-спортивную организацию, а на деле — любую господствующую художественную или идеологическую программу — как на бытовом уровне, так и в вопросах создания искусства. Так появилась группа «Чемпионы мира».

     «Чемпионы мира», когда встречались, обычно сперва все вместе салютовали флагу и делали гимнастические упражнения. Как пишет американский журналист Эндрю Соломон в своей книге воспоминаний очевидца «The Irony Tower. Советские художники во времена гласности», после ритуалов начинались приказы от кого-нибудь из группы: «Сегодня тебе нужно нарисовать картину, на ней должна быть красная лошадь, голая женщина и голубое небо. Для неба нужно использовать два грамма синей и один грамм белой краски. Для лошади нужно использовать три грамма красной». Картины должны были быть выполнены в точном соответствии с полученными инструкциями и представлены тому члену группы, который формулировал задание на этот день. После того как картины были сданы, их обсуждали, а затем уничтожали.

  • Итак, «Чемпионы мира» и Константин Звездочётов — в их главе, идейности в любом ее проявлении противопоставляют веселье и абсурд. «Картина...

    Константин Звездочётов на фоне работ из серии «Пердо» в мастерской в Фурманном переулке. Москва, СССР, 1987. Источник: artguide.com

    Итак, «Чемпионы мира» и Константин Звездочётов — в их главе, идейности в любом ее проявлении противопоставляют веселье и абсурд. «Картина Роста», как и вся серия «Пердо», становится одним из наиболее ярких воплощений скоморошества «Чемпионов». Начать хотя бы с названия серии, которое на русском языке звучит как что-то непотребное. На самом же деле, Пердо — это модель белоафриканского племени, выдуманная Звездочётовым с целью обнаружить неустойчивость оснований, на которых зиждилась картина мира советского человека. Для произведений из серии «Пердо» автор придумывает и пишет целый цикл эсхатологических и героических мифов племени и излагает историю неведомого нам края. «Изготовленные мною изделия являются как бы свидетельством существования этого мира», — объясняет художник. 

    Серия «Пердо» включает два типа работ. Мифологическую «священную историю» и быт племени раскрывают монохромные работы, стилизованные под советские газетные и журнальные иллюстрации и плакаты. Цветные схемы, карты и документы обеспечивают «историческую достоверность». Представленная «Картина Роста» относится ко второму типу.

     

  • Затерянное «Пердо» (и кстати, perdo с латинского переводится как «терять») неизвестно насколько далеко уходит в глубину веков, но имеет явное...

    Инфографика с данными о динамике посевных площадей пшеницы. Опубликована на с. 25 в книге Я.А. Иоффе «СССР и капиталистические страны за 40 лет». М.: Госполитиздат, 1963

    Затерянное «Пердо» (и кстати, perdo с латинского переводится как «терять») неизвестно насколько далеко уходит в глубину веков, но имеет явное всестороннее культурное сходство с нашей Родиной. Сюжет и композиция «Картины Роста» напоминает советскую инфографику с данными о достижениях СССР в разных областях. Константин Звездочётов со свойственной ему ироничной тщательностью и серьезностью подходит к созданию такого документа, предлагая нашему вниманию без малого три типа диаграммы: столбчатую, круговую и обычный график. 

    Все три схемы демонстрируют общую картину роста, только не совсем понятно, чего конкретно. Слева можно наблюдать увеличение количества человек разных национальностей. Справа — спад количества колосьев пшеницы и георгиевских ленточек. Столбцы диаграммы, возвышаясь над осенним пейзажем, уже словно сами превратились в деревья. В центре композиции на фоне неба образующие график точки превращаются в созвездия небесных тел. А над всей этой гротескной статистикой сияет солнце в виде «пайчарта». Кажется, природа, не устоявшая под натиском формализации языка и жизни, сама превращается в карту с условными обозначениями, к которой теперь требуется легенда.

     

  • Одержимость советского государства готовностью к труду и обороне и международной гонкой за объемом валового продукта на «Картине Роста» оборачивается абсурдистской статистикой, от которой осталась только форма в виде цифр и столбцов. Своим произведением Звездочётов указывает на одну из важнейших мифологий ХХ века — мифологию государства: претендовать на реальное существование может только то, что санкционировано языком бюрократии. Государство утверждает свою реальность через ряд институтов, в частности, институт экономики и хозяйства, где инфографики с объемом производства и перевыполнением работ могут стать инструментом пропаганды или манипуляции гражданским самосознанием. 

     

    Так, в «Картине Роста» Константин Звездочётов воссоздает затерянную республику — быть может, вторую историческую родину со своей мифологией и героями, где царит очень родное, как говорит художник, «полное Пердо».